«Там, где он находился, даже «задворки» хоккейного мира были не видны». История Скотта Дарлинга

Как у большинства людей, которые смогли чего-то добиться, у Скотта Дарлинга есть история о том, как он пришел к успеху. История не из простых.

То решение, которое он принял 1 июля 2011 года, гораздо проще было принять, нежели исполнить его. В то утро он в очередной раз проснулся в доме своего дяди в Бока-Ратон. Как обычно, его голова раскалывалась после бурной ночи, а душа была наполнена чувством вины и самобичевания. Казалось, что пора окончательно оставить хоккей и переходить на работу в компанию дяди, занимающейся торговлей символикой.

Но именно в то утро Дарлинг решил не сдаваться и завязать с выпивкой. Еще важнее было справиться со своими страхами и психологическими проблемами, которые преследовали его с детства. Скотт всегда был социофобом, и алкоголь помогал легко нивелировать эту проблему: «Я всегда был неуверен в себе и чувствовал себя некомфортно, — признается Дарлинг. – Я не думал, что люди любят меня».

Теперь люди любят его. Хоккейные фанаты так просто обожают. Но, что еще важнее, теперь Дарлинг нравится самому себе.

Но так было далеко не всегда. Скотт рос в хорошей и заботливой семье в пригороде Чикаго. Родители поддерживали любовь сына к хоккею, но они также видели его проблемы, поэтому решились отпустить его в знаменитую хоккейную команду католического Университета Нотр-Дам. В 16 лет Скотт перебрался в юниорскую лигу. За его игрой стали следить скауты, они пророчили ему большее будущее, но именно в эти моменты стали проявляться проблемы, которые в будущем чуть не погубят Дарлинга.

Скотт слишком любил шумные компании. Оказавшись в Университете Мэйна он не изменил своим привычкам и о нем пошла далеко не самая лучшая молва. Более того, Дарлингу исполнился 21 год – открытый доступ к спиртному. С этого момента все пошло под откос. Дошло до того, что Дарлинг столько раз нарушал правила поведения, что уже на второй год его выкинули из команды. «В первый год мы видели парня, которые просто слишком любит погулять, — вспоминает тренер команды Тим Уайтхед. – Я видел множество таких же ребят. Но вскоре мы осознали, что это не «болезни роста», а настоящая беда – алкоголизм».

Когда ты проходишь тернистый путь, как тот путь, что выпал на долю Скотта Дарлинга в ходе его путешествия в НХЛ, наличия рядом друга очень помогает.

Того, кто все с табой разделит. Того, с кем можно поделиться. Того, кто понимает, через какие разочарования ты проходишь. Того, кто не даст потухнуть искорке надежды и не позволит забыть о мечте.

Скотт Дарлинг, как вы все прекрасно знаете, стал одним из открытий нынешнего сезона Национальной хоккейной лиги. Казалось бы, вратарь из ниоткуда спас «Чикаго» в первом раунде плей-офф Кубка Стэнли.

А ведь всего три года и целых девять команд назад это был обычный растренированный здоровяк на воротах, пыливший в Южной профессиональной хоккейной лиге за «Миссисипи Ривер Кинг» и живший в Саут-Хейвене (штат Миннесотта), что находится как раз на границе с Миссисипи.

Он не был на задворках хоккейного мира. Из того места, где он находился, те самые «задворки» были даже не видны. И вратарь, четыре года назад выбранный на драфте «Аризоной», искал утешения на дне бутылки.

В сезоне-2010/11 он паршиво выступил в составе «Луизианы», после чего окончательно скатился на самое дно, оказавшись в «Миссисипи». Именно там судьба свела его с Девеном Стилларом.

Нужно сразу отметить, что это не Стиллар вдохновил Дарлинга на ту игру, что тот показал в серии с «Нэшвиллом». Это было бы искажением истины. Которая гораздо глубже и интереснее.

Когда Скотт не видел просвета в жизни, Стиллар находился на пике своей карьеры. Обычный парень из Садбери, провинция Онтарио, который в погоне за мечтой перебрался в Мелфорт, Саскачеван, а затем оказался во Флин-Флон, Манитоба. После этого его ждала неудачная попытка закрепиться в команде Центральной хоккейной лиги из Ларедо, Техас.

И теперь он приземлился в Саут-Хейвене, где смог выдержать испытательный срок и получить контракт с еженедельным окладом в 300 баксов. Стиллар о большем не мог и мечтать. Ему платят за то, что он играет. «Я видел это так: «Посмотрим, как далеко я смогу зайти», — вспоминает Стиллар. – В, конце концов, что мне терять? Я ведь не бросал ради хоккея успешную карьеру».

Дарлинг только завязал пить и вести разгульный образ жизни. Он только начинал возвращаться на верный путь. Скотт и Девен – два хоккеиста, вращающиеся на разных орбитах, но нашедшие друг друга на краю хоккейного мира.

И они начали общаться.

«Девен был тем человеком, который был готов слушать. Я смог выговориться. Бедный парень, ему пришлось терпеть меня 9 месяцев, — смеется Дарлинг. – Он не знал меня до этого, не знал пути моей карьеры. Я рассказал ему о себе, и своих проблемах, и он понял меня. Он увидел и осознал, что я хочу большего, что я хочу добиться успеха и теперь намерен все делать правильно.

Если я проводил неудачный матя, то был очень самокритичен. Так что он предлагал куда-то выбраться, и за ужином я вновь донимал его своими монологами и жалобами. Он помогал мне пройти через все это, пережить неудачи».

У Стиллера были свои проблемы. Хроническая боль в спине постоянно укладывала его на массажный или врачебный стол. В том сезоне он провел 45 матчей и забил 13 голов. «Думаю, я сыграл неплохо, — признается Стиллар. – Каждый день ты думаешь об одном и том же: «Так, сегодня я сделаю шаг вперед и поднимусь на новый уровень». И Скотт поддерживал меня так же, как и я его.

Но мы всегда думали не только о хоккее. Да, все хотят подняться по хоккейной лестнице и сделать себя имя в игре, но это был лишь один аспект нашей дружбы. Мы отмечали шаги его восстановления и возращения к нормальной жизни. Обязательно отмечали важные даты на этом пути. К примеру, год в завязке.

Мы уже оба понимали, что он движется в верном направлении. Всегда можно узнать парня, который проводит последние дни своей карьеры или просто рад оказаться даже в этой лиге. Но Скотта ждало нечто большее».

В конце года их пути разошлись. Дарлинг перебрался в Хоккейную лигу Западного побережья, а потом даже пробился в АХЛ и успел засветиться в составе «Гамильтона» под конец сезона. Он был на верном пути.

Стиллар? Его обменяли в «Пенсаколу» — да, даже в Южной профессиональной хоккейной лиге тебя могут обменять – но он не смог пройти медобследование. На его карьере был поставлен крест. И он начал преследовать новую мечту – актерская карьера. «Я всегда хотел попробовать себя на этом поприще. Я не суеверный человек, но, казалось, сама судьба заставляет меня попробовать что-то новое», — признается Девен.

Он собрал свои вещи и вернулся в Садбери. В 25 лет он начал новую жизнь и теперь ищет свой успех на сценических помостах: «Речь не идет о том, чтобы стать звездой. Просто работающий актер. Делать то, что тебе нравится. Ты выживаешь. Также как и в хоккее», — объясняет Стиллар.

Дарлинг успел спасти свою карьеру. И сделал это вовремя. Но Дарлинг не забывает своего соседа по комнате в Миссисипи, который был рядом в самый тяжелый для Скотта период. «Можно сказать, я косвенно продолжаю карьеру через Скотта, — признается Стиллар. – Мы часто говорим по телефону, обмениваемся сообщениями. Он проводит меня через то, что переживает сам. Пусть это даже не самые значительные вещи. Будь то полет на самолете, раскатка перед матчем или обед в день игры. Он знает, что я всегда мечтал играть. Наконец, один из нас смог добиться своей цели».

Как это ни странно, Стиллар в этом сезоне решил поиграть в воротах в одной из любительских лиг. За два дня до Рождества на пороге дома Девана ждал сюрприз — полный комплект вратарской формы. Экипировка, которую Деван сам бы не смог позволить. «Иногда, когда человек пробивается наверх, то он забывает о тех, кто был рядом с ним. Но Скотт не из числа таких людей», — заключает Стиллар.

Но Дарлинг все равно изменился. Он уже не алкоголик и не социофоб. Он понимает, что больше не имеет права пить. Он нашел другие силы внутри себя, о существовании которых раньше даже не подозревал. Старый Дарлинг не думал, что заслуживает карьеры в НХЛ, любящей девушки и чувства безмятежности в жизни. Но сейчас он все это обрел. И даже если ему не суждено надолго задержаться в Национальной хоккейной лиге, Дарлинг понимает, что уже добился триумфа.

Былые страхи все же иногда навещают его, но не заставляют хвататься за бутылку. Он не напивался уже три года, и надеется, что не повторит этих ошибок уже никогда. Он может спокойно пойти в бар с партнерами по команде и не чувствовать себя обязанным много выпивать. «Люди не хотят меняться, пока у них не останется иного выбора, — делится Дарлинг. – Я сам вырыл себе ему яму и чуть не закопал себя, но я вовремя очнулся».


Источники: Sportsnet и The Hockey News.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s