Чихуахуа вместо денег, плей-офф вместо гольфа — новая жизнь Эвандера Кейна

Эвандер Кейн приобрел репутацию плохого парня во время локаута НХЛ в 2012-13. Лас-Вегас, балкон, мускулы, отжимания и пачки стодолларовых купюр на спине — зря он опубликовал это фото. В то время как Кейн щеголял деньгами, дела в Виннипеге шли не лучшим образом — сотрудники арены, кафе, ресторанов и местные предприниматели пытались свести концы с концами пока хоккей был поставлен на паузу.

Фото облетело все шоу Канады, а Кейн только подливал масла в огонь спорными твитами. Потом были обвинения в домогательствах. Да, в конечном счете, официальных обвинений форварду не предъявили, но его репутация была уже уничтожена. Его обменяли в «Баффало», когда он нарушил командный дресс-код, надев спортивный костюм на собрание.

Однако Кейн, обладатель уникального сочетания скорости, габаритов (1,88 м., 97 килограмм) и навыков силовой игры, получил шанс переписать свою историю в новой команде. «Сан-Хосе Шаркс» выменяли его из «Баффало» в конце февраля. В 17 матчах за новый клуб он оформил девять голов и 14 очков, помог «Шаркс» выйти в плей-офф Кубка Стэнли в 13-й раз за 14 лет.

Тренеры и товарищи Кейна говорят о нем только в хорошем ключе. Фанаты надеются, что команда подпишет с ним новый контракт, когда он станет неограниченно свободным агентом 1 июля. Кейн настаивает, что вырос с тех пор, как на него свалилась репутация хоккейного «бэд боя» на первых этапах карьеры.

«Вижу ли я в этом возможность предстать перед людьми в новом свете? Конечно, — сказал Кейн. — Я не потерял связь, не забыл, откуда я. Думаю, большинство людей просто не знают мою историю».

Все в Канаде играют в хоккей — стереотип, но Кейн не стал исключением. Как и другие канадские дети, он очень рано встал на коньки, переняв страсть к спорту от своих родителей. В данном случае это был отец, Перри Кейн, отношения с которым красной нитью связывают 26-летнего нападающего с любимой игрой. Перри Кейн посвятил большую часть жизни становлению своего сына в качестве профессионального хоккейного игрока. Сам он, черный канадец, выросший в 1970-х, этой возможности лишился.

Перри Кейн или «Шоколадная Ракета» выходил на лед молодежной хоккейной команды в Ист Престон, Новая Шотландия, и почти каждый раз слышал расистские оскорбления. По окончанию старшей школы, он получил приглашения на отбор в три известные молодежные франшизы Хоккейной лиги Онтарио. Они не знали, что он черный. Ни одна не приняла его в свои ряды.

Кейн передал свою страсть к хоккею сыну. Он научил его кататься в 3 года, а уже через 5 лет они с женой слушали мольбы парня, мечтающего играть в хоккей в настоящей команде. Тогда Перри Кейн сказал, что Эвандер не может вступить в команду, пока ему нет 10 лет. Но его жена Шери, бывшая волейболистка университета Калгари, придерживалась другого мнения.

«Моя мама записала меня втайне от него», — сказал Эвандер Кейн.

Как бы там ни было, узнав обо всем, Перри Кейн решил не оставаться в стороне и стал тренером. В 11 лет Эвандер начал заниматься с отцом в суровых условиях боксерского зала. К 14 годам он проводил в зале по два часа четыре раза в неделю: отжимался, подтягивался, приседал, прыгал на скакалке, боксировал, участвовал в тренировочных поединках. Три раза  в неделю отец водил его в бассейн: 30 кругов за 30 минут.

Расслабиться нельзя было даже дома — Перри Кейн требовал дисциплины во всем, и его дети, Эвандер и две его сестры, должны были получать только четверки и пятерки.

Но Эвандер Кейн настаивает, что не противился жесткой тренировочной программе отца: «Я был ребенком, все дети делают то, что говорит отец, но я действительно хотел этого, — вспоминает Кейн. — Когда мне было 5 лет, я уже знал, что хочу играть в НХЛ».

Если изнурительные тренировки были неотъемлемой частью детства каждого хоккеиста, то перед Эвандером Кейном встали дополнительные преграды и вызовы судьбы. Когда Эвандер пробился в одну из лучших в мире любительских программ, «Норт-Шор Винтер Клаб» в Ванкувере, он очень быстро понял, что его хоккейная жизнь будет отличаться от жизни среднестатистического канадского хоккеиста по двум причинам: он был беден, и он был чёрным.

Эвандер Кейн играл в молодежный хоккей и слышал те же оскорбительные расистские выкрики, которые когда-то летели в сторону его отца. Он все еще помнит пугающую злость в голосах родителей, которые кричали на него, когда он сидел в штрафбоксе.

«Они кричали ужасные, ужасные вещи 10-летнему парню», — сказал Кейн.

Кроме оскорблений на расовой почве, Перри Кейн помнит, как родители кричали «сломай ему ноги» и «убей его», когда Эвандер владел с шайбой.

«Мне было жаль хоккей, — добавил Перри Кейн. — Я не думал, что ненависть может выйти на первый план, в то время как парни 9-10 лет просто играют».

Когда Эвандер забил гол, который принес его команде победу на турнире, 10-летний хоккеист выехал на центр площадки, повернулся к трибунам и поклонился. Кейн никогда не забудет совет своего отца о том, как относиться к проявлениям расизма, с которыми он столкнулся в молодежном хоккее.

«В конце концов, это сделает тебя сильнее. Это поможет тебе в жизни, — сказал Кейн. — Мы относились к этому так: давай, говори, что хочешь».

В то время как расизм ставил эмоциональные препятствия, испытывая характер Эвандера, семейный доход стал волне осязаемой проблемой, как только 11-летний хоккеист присоединился к «Норт-Шор Винтер Клаб».

Хоккей один из самых дорогих видов спорта для детей, особенно в Канаде. В 2011-12 федерация хоккей Канады провела опрос, в результате которого выяснилось, что среднестатистические хоккейные родители в Канаде тратят 3 000$ в год на снаряжение, проезд и тренировки. Сумма может вырасти до 15 тысяч долларов для детей из топ команд, одной из которых является «Норт-Шор Винтер Клаб».

Это была практически неподъемная сумма для Кейнов, которые арендовали верхний этаж дома на юго-востоке Ванкувера. Там было всего две спальни и одна ванная для пяти человек, поэтому Кейн делил свою комнату с сестрами. Одна сторона комнаты была выкрашена в синий цвет, другая — розовый. Кайла и Бриа спали на одной кровати.

Его отец был владельцем пекарни и службы доставки хлеба, а также продавал машины в автосалоне. Его мать была помощником стоматолога.

«Все деньги уходили на хоккей и танцевальные группы девочек. Было тяжело»,  —  сказал Перри Кейн. Он помнит, как ему не хватило денег на форму для «Норт-Шор Винтер Клаб» за 500$. Менеджер команды позвонил ему и сказал, что другие родители устали от Эвандера, который «сидит у них на шее».

«Мы были детьми, не думаю, что мы были в курсе его финансовой ситуации», — сказал голкипер «Шаркс» Мартин Джонс, который играл с Кейном в «Норт-Шор Винтер Клаб».

«В хоккей сложно играть на высоком уровне, потому что это дорого — очень дорого».

Деньги сыграли роль в и молодежной хоккейной карьере Кейна. Когда «Мус Джо Уорриорз» сказали хоккеисту, что хотят задрафтовать его под 17-м номером на драфте Западной хоккейной лиги в 2006 году, его отец взял в руки телефон, позвонил и попросил не делать этого.

«Я сказал им, что мы не сможем позволить себе перелеты в Саскачеван, чтобы посмотреть на его игру. Мы бедны. Это не для нас, — вспоминает Перри Кейн. — Я рассказал об этом своей жене и Эвандеру и они были очень злы на меня».

«Ту ночь я провел на диване».

Но уже следующим утром Перри Кейн вздохнул с облегчением, когда заезжал на парковку рядом со своей пекарней.

«По радио сказали, что «Ванкувер Джайантс» задрафтовали Эвандера Кейна под 19-м общим номером, — сказал отец хоккеиста. — Я повернул домой. Жена стояла наверху лестницы и плакала».

В «Джайантс» карьера Кейна пошла вверх. Его первый сезон завершился победой в Мемориальном кубке, а к 15-годам он играл во втором звене. В 2008-09 Кейн установил новый командный рекорд, забив 48 шайб в 61 матче.

Тем летом он пробил стену, которая когда-то помешала карьере его отца: «Атланта Трэшерз» выбрали его под 4-м общим номеров на драфте НХЛ. Ни одного темнокожего хоккеиста еще не драфтовали так высоко. (Через два года «Трэшерз» стали «Виннипег Джетс»).

Но после того как 20-летний хоккеист достиг отметки в 30 шайб с «Джетс» в 2011-12, его многообещающая карьера стагнировала, а у Кейна появилось множество увлечений вне льда.

Проблемы, которые начались с фотографии из Вегаса с «денежным телефоном» — он подражал своему кумиру, боксеру Флойду Мейвезеру, которому и адресовал твит — усугубились после гомофобного твита в адрес звезды «Торонто Рэпторс» Криса Боша и фото в Инстаграм, на котором Кейн отжимается с пачками денег на спине.

Кульминацией стал  Дастин Бафлин, бросающий спортивный костюм Кейна в душевую. Вскоре Эвандера обменяли в «Баффало Сэйбрз».

Однако в «Баффало» стало только хуже. В 2015 году его заподозрили в сексуальном насилии в отеле, а в 2016 стало известно о харрасменте и хулиганстве в отношении трех женщин: он схватил их у бара и тянул за волосы.

Дело о сексуальном насилии не привело к официальным обвинениям: окружной прокурор решил, что судебно-медицинские и токсикологические экспертизы не подтвердили преступных действий форварда, против него не было доказательств. Обвинения в харрасменте и хулиганстве сняли, когда он подписал соглашение о признании вины.

Проблемы были и в клубе: пропущенная после вечеринки тренировка, скамейка запасных в качестве наказания, драка с товарищем по команде, который назвал его «эгоистом».

Многие выходки Кейна стали реакцией молодого парня, который неожиданно разбогател и обрел свободу действий. Справиться с этим после стольких лет ограничений и бедности бывает непросто.

Хоккеист считает, что большинство его проступков были преувеличены и не заслуживали такой бурной реакции, но признает, что повзрослел за последние несколько лет.

«Я стал старше, повзрослел. Тебе всего 18 лет, а ты уже зарабатываешь миллион долларов в год, — сказал Кейн. — Возможно, когда ты из обеспеченной среды тебе проще справиться с этим, несмотря на юный возраст, потому что для тебя ничего не меняется, это твоя обычная жизнь. Но для меня это то, ради чего я так много работал. Это то, чем я горжусь».

История Кейна не беспокоила тренера «Шаркс» Питера ДеБура, он хотел видеть сильного, целеустремленного форварда в составе своей команды. Вместо слухов он решил послушать своего друга, главного тренера «Джетс» Пола Мориса. В далеком 1994 году именно Морис дал ДеБуру его первую работу в тренерском штабе

«Пол Морис очень хорошо отзывался об Эвандере  — очень хорошо. Для меня этого достаточно, — сказал ДеБур. — Когда видишь игроков каждый день, понимаешь, что проблемы бывают у всех. Некоторые получают слишком большую огласку. Некоторые нет, хотя на них стоило обратить внимание. Я могу сказать, что Пол говорил о нём только хорошее, а я доверяю его мнению. Он не бросает слова на ветер».

Сейчас Кейн ведет более сдержанный образ жизни. Вместо хвастливых фотографий с пачками денег он публикует снимки своей чихуахуа Пенелопы. Кейн хочет, чтобы новый этап его карьеры ознаменовался не скандалами и шумихой в средствах массовой информации, а его игрой на льду и хорошей репутацией за его пределами.


photo: Karl Mondon/Bay Area News Group, Gerry Kahrmann/Vancouver Sun

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s