Дерек Сандерсон. О драках, контрактах и «Монреале»

Рассказы из жизни Дерек Сандерсона, который проделал путь от звезды НХЛ до бездомного алкоголика, но все же нашел в себе силы справиться со своими проблемами.Об амбициях: Я никогда не понимал, почему ко мне приковано столько внимания. Почему игрок чекинг-лайн вызывает столько интереса? Я никогда не был звездой, никогда. Да и выдающимся игроком назвать себя не могу. Но люди говорили, что у меня есть харизма. Да тот молодой парень даже понятия не имел, что означает это слово.

Никогда не ставил перед собой цель стать миллионером. Никогда не хотел быть звездой. Никогда не мечтал о славе и богатстве. Я мечтал просто хорошо проводить время. У меня не было планов на будущее. Возможно, именно поэтому меня и было так легко сбить с пути. Я жил сегодняшним днем. Чистый экспромт без каких-либо перспектив.

О тренерских уроках: Моим первым профессиональным клубом были «Флайерс» из Ниагара-Фоллс. У нас был неплохой состав: Дуг Фавелл и Берни Парент в воротах, Жиль Маротти и Рик Лей в защите, Билл Голдсуорти и Жан Проново в нападении. Но я чувствовал себя главной звездой. И надо признать, что игра у меня шла. В одном из матчей я сделал хет-трик и загубил еще с дюжину моментов, когда мог сыграть в пас, но решал бросать.

На следующий день после раскатки всех игроков подозвал к себе наш генеральный менеджер Хэп Эммс: «Ребята, вы должны понимать насколько вам повезло. Вы играете в одной команде с самим Дереком Сандерсоном. Я пристально наблюдал за ним всю прошлую встречу. Он обладает прекрасной техникой, броском, физикой. Он в одиночку может пройти всю оборону соперников. Да вы сейчас сами поймете, как он хорош. Проведем двусторонку.

Потом он добавил: «Погодите секунду. Дерек, такой талант, наверное, не нуждается в поддержке вингеров. Тебе не нужно посовать, ты и так здорово контролируешь шайбу. И прошлый матч в Гамильтоне это только подтвердил. Так что, Проново, Голдсуорти, отдохните».

Главный тренер, Билл Лонг, прекрасно понимал, к чему ведет Эммс. «Вот что я тебе еще скажу, Дерек, тебе и защитники не нужны. Парни, пусть Сандерсон играет один. Он достаточно хорош для этого. Хотя вратарь тебе все же понадобится», — добавил Хэп.

Парент отказался, но я знал, что Фавелл не оставит меня в беде. После менеджер обратился к остальным игрокам: «Если он простоит на ногах больше 10 секунд, то вы пробежите сто кругов».

Я подхватил шайбу на вбрасывании и стал катиться. Бум! Бум! Меня сбивали, как только я вставал на ноги. До скамейки я смог добраться только ползком. Мне преподали жесткий урок. Но он пошел впрок.

О травмах: Вообще я не жаловался на здоровье. За всю карьеру у меня было всего одно сотрясение, хотя мы играли без шлемов. Во всяком случае, пока не начались мои проблемы с алкоголем и наркотиками. В 1980 году мне поставили диагноз аваскулярный некроз (ишемический некроз фрагмента кости, то есть некроз, возникающий в результате недостаточности кровоснабжения, что приводит к разрушению кости с прилегающим суставом). Когда я только услышал диагноз, то подумал: «Здорово, артрит». «Нет, — поправил врач, — твои кости разрушаются».

На данный момент мне заменили пять ребер. Два с правой стороны и три с левой. А причиной всему стало злоупотреблением стероидами и, в частности, преднизоном.

Сейчас я тоже иногда испытываю болевые ощущения. Мне предлагали разные таблетки, но я не хочу их использовать. Не хочу вновь попасть в зависимость от них.

О драке с Жаном Беливо: В 1957 году я попал на матч «Монреаля». В то время команда просто доминировала в лиге. После встречи я хотел взять автографы у игроков «Канэдиенс». Но никто из них не обратил внимание на 11-летнего паренька. Даже мой кумир, Жан Беливо, прошел мимо.

Десять лет спустя я уже играл за «Бостон». И вот мы бьемся с «Монреалем», сутолка в углу площадки, судья останавливает игру и я вижу прямо перед собой Беливо. Не долго думая, я уложил ничего не ожидающего кумира на лед одним ударом. Но не успел я моргнуть, как ко мне подлетел Джон Фергюсон.

Я только краем глаза успел заметить, как на меня надвигается нечто громадное, похожее на локомотив. Фергюсон был в ярости. Джеб, бросок и Ферги уже пытается втоптать меня в лед. Тогда я подумал: «Черт возьми, что я натворил?!» К счастью, его успели оттащить, иначе мне пришлось бы худо.

Кстати, в конце того сезона меня и Эдди Шака из «Торонто» пригласили на какой-то торжественный вечер. Фергюсон там тоже должен был быть и даже хотел выступить с какой-то речью. Но, когда он увидел нас, а с Шаком у него тоже были плохие отношение, он взорвался: «Какого черта эти ублюдки тут делают? Я не хочу даже одним воздухом с ними дышать». Никакие увещевания организаторов не помогли, и Фергюсон покинул званый вечер.

Игроки «Монреаля» никогда ни с кем не говорили. И Фергюсон делал это намеренно. Даже в межсезонье он сводил общение с игроками других команд к минимуму. Вы можете сблизиться, а потом в одном из матчей тебе придется хорошенько наподдать своему другу.

Но несколько лет спустя мы встретились на турнире по гольфу.

— Эй, Дерек, как дела?

— Ты ведь завершил карьеру?

— Ты думаешь в противном случае я бы стал с тобой разговаривать?

О самой запоминающейся драке: Она произошла 8 ноября 1970 года в игре все с тем же «Монреалем». Тогда в драке участвовали все игроки обеих команд, в общей сложности нам выписали 32 штрафных минуты — шесть больших и один малый штраф. Сейчас бы команды получили тысячи две минут штрафа.

Все началось, когда Кен Ходж схлестнулся с Клодом Лароузом сразу после выхода со скамейки штрафников. В драку ввязался Даллас Смит, после чего уже все смешалось. Я видел только летящую во все стороны амуницию и хаотичные удары со всех сторон.

Сначала я потолкался с Терри Харпером и быстро уложил его на лед. И тут я увидел, как тренер «Канэдиенс» Клод Руэль буквально орет на Фила Роберто, чтобы тот достал меня. Роберто захватил меня в удушающий прием и потащил к их скамейке. Но мне удалось освободиться из захвата, и я ринулся на Руэля. Успел только повалить его, после чего меня оттащили полицейские.

О фанатах: На «Форуме» была очень специфическая публика. И пройти они могли совсем рядом со скамейкой. Чего они только не говорили… Но один парень совсем обнаглел. Казалось, что он хотел дать затрещину Бобби Орру. Я и Эйс Бэйли не могли этого стерпеть. Мы бросились на него и погнали с арены. Мы оказались на улице, но он все-таки смог удрать. Тогда я сказал Бэйли, что нам лучше вернуться. Но дорогу нам преградил полицейский.

— Где ваши билеты, господа?

— Какие к черту билеты?! Ты не видишь, что мы — хоккеисты. Мы же в полной амуниции.

— Мне все равно, в какой одежде какие-то идиоты захотели прийти на игру. Без билетов вас не пустят.

Тем времен тренер Гарри Синден заметил мое отсутствие: «Где этот хренов Сандерсон?». Кто-то из ребят ответил: «А, он вышел за кем-то на улицу». Тренер никак не отреагировал, а просто выпустил другое звено. К счастью, нас вскоре впустили и мы смогли продолжить матч.

О переходе в WHA: Я покинул «Бостон» в 1972 году и подписал 10-летний контракт на 2,6 миллиона долларов с «Филадельфией Блэйзерс». Деньги огромные по тем временам. Но интересен этот переход даже не с точки зрения финансов.

Все происходило в суде. Тогда только начинало зарождаться понятие «свободный агент». О переходе без компенсации многие и заикнуться боялись. Курт Флуд попробовал провернуть нечто похожее и бейсбольная лига сгнобила его. Он прошел путь от MVP до диссидента, прячущегося в Испании.

Но все-таки «Филадельфия» предложила мне попробовать отстоять свои права в суде. Первой моей реакцией было: «Вы меня хотите заживо похоронить?!» Но все прошло неожиданно гладко. Все заседания продлилось не более полутора часов.

Повторюсь, именно тогда начал зарождаться рынок свободных агентов. И мое дело стало одним из первых. Так что каждый современный игрок должен мне 1 процент своего контракта за все то, что я тогда сделал.

О знакомстве с Джо Нэметом: Я не очень хотел переходить в «Рейнджерс», но многое изменил один звонок.

— Привет, это Джо Нэмет.

— Да-да, конечно, пошел нахрен, шутник.

— Постой, придурок, не вешай трубку. Это действительно Джо Немэт.

Он пригласил меня на встречу в Нью-Йорк, чтобы обсудить мое будущее. Когда я прилетел, то спросил, почему выбор пал на меня. Немэт ответил: «Мне нужна компания. Бобби Орр был первым вариантом. Он у него слишком хорошая репутация. Кенни Харрельсону уже 34, да и «Ред Сокс» вряд ли его обменяют. А следующим в очереди был ты». Также он добавил: «Я дам тебе 30 тысяч долларов и «Линкольн Континенталь». После этого я решился подписать контракт.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s